Рецензия на аниме Оборотни / Jin-Rou

 

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
В жизни каждого человека бывают периоды, когда все вокруг кажется до того надоевшим, повторяющимся и однообразным, что кажется, ничто уже не способно порадовать. В отношении фильмов, в том числе и анимационных, лично у меня такие периоды наступали не раз. Спасали лишь изредка попадающиеся вещи, которые не могли оставить равнодушными.
«Волчья стая» была пересмотрена раз двадцать (кому как, а для меня это абсолютный рекорд), и до сих пор еще не до конца исчез запал к просмотру. Это шедевр, если уместить мое отношение в два слова. А вот если поподробнее…


При просмотре у меня возникло ощущение, что создатели очень сильно боялись, что их обвинят в халтуре. В каждый кадр вложено столько труда, что у меня вызывает ужас. В фильме использовались компьютерные технологии, но, к счастью, очень редко и так аккуратно, что многие их вообще не заметили. Это высокий класс. Про графику, анимацию и музыку говорить не буду – понятное дело, они прекрасны.


Лишь два момента вызывают у меня нарекания:

  1.  Альтернативная история. Ну не могу представить, с какого такого счастья немцы стали бы завоевывать Японию, бросаться атомными бомбами, успешно заменив на этом поприще американцев. Может, просто в отношении США срабатывает какое-то табу? Показывать Америку плохой… неполиткорректно?
  2.  Выживший после взрыва Фусе. Это действительно чудо, никакая броня не спасла бы его, да и окружающих «панцеров».

Впрочем, «Волчья стая» вовсе не о том, как плохо жить под гнетом немецкого сапога. Да и погибни Фусе тогда, «тут и сказке конец, а кто слушал» может дальше не смотреть.
А вот отзывы к фильму местами удивили. К примеру, упрек по поводу «тупой», «зомбированной» Нанами Агавы не по адресу. Восстания возникли вовсе не из-за злобных дядек-провокаторов, поначалу они вообще были стихийны, и только под действием явно недружелюбной силы правительства обрели организацию. Упреки насчет того, что действия испуганной девочки нелогичны, вообще мимо кассы. Попробуйте представить себя, прижатыми к сырой кирпичной стене в окружении врагов. На вас направлено дуло пулемета, справа слышится дружеский голос: «Что ты смотришь, Фусе? Стреляй». А кто-то более решительный уже поднимает ствол пистолета (неужели для того, чтобы спасти и перевоспитать заблудшую девочку в духе гуманизма?). Ей-бо, будь у меня хотя бы перочинный ножик, кинулся бы со страху в бой. У Нанами ножика не было, зато была бомба. По-моему, с этой точки зрения действия вполне объяснимы. И главное, ей удалось то, что невозможно с перочинным ножиком – дискредитация ОГБ. Не будь того взрыва, разговоры об упразднении «панцеров» еще долго оставались бы разговорами.


Параллель с «Красной Шапочкой», безусловно, красива. Особенно нравится, как она подана. Сначала упоминаются «красные шапочки» и загадочная «Волчья стая». Зритель уже готов вешать ярлыки на героев. Однако цитируемая сказка переворачивает все вверх тормашками: ведь «девочка в доспехах» - это, скорее всего Фусе. Затем следует очередной кульбит, растянутый во времени (заметьте, сначала книгу читает Фусе, потом она цитируется и Фусе, и Кей, в конце же реплики принадлежат одной лишь Кей). Лишь финальный выстрел окончательно распределяет роли. Кому-то подобный прием покажется странным, но, по-моему, он невероятно усиливает образ Фусе, который в данной истории является одновременно и хищником, и жертвой. И очевидно, что бежать и по дороге булавок, и по дороге иголок одинаково больно.


Главный герой вообще очень интересен. Лично я недолюбливаю персонажей, которые все время действия лишь молчат, создается впечатление, будто они вообще говорить не умеют. Но не в этот раз. Теперь хочется сказать: «Дерево познается по плодам, а человек по делам» - и прочувствовать героя, не прикрытого словесной шелухой. «Ты всегда так печален», - говорит Кей. Как Тристан («Тристан и Изольда» - книга, в которой Фусе хранит пистолет). Он не машина убийства, как хотелось бы начальству и как порой кажется зрителю. Даже если вспомнить самую кровавую сцену в фильме (ту, где Фусе дефилирует по канализации, поливая очередями врагов), то можно заметить, что он ни разу не выстрелил первым. Его броня не идеальна, можно выстрелить в бедро, можно оглушить гранатой, а потом прирезать вышеупомянутым перочинным ножиком. А ведь Хинми замечал, что выстрел даже резиновой пулей, даже через броню – это больно. Почему же Фусе терпит? Только ради эффектности? Причина в том, что «один из лучших учеников академии» так и не научился убивать. Он не может решить, что лучше: стать палачом или погибнуть. Но последнее не позволяет сценарист. И происходит поэтапное становление волка – сначала он убивает врагов, потом бывшего друга, потом девушку.


Мне весьма симпатична Кей. Среди железобетонных в своей серьезности героев она как луч света в темном царстве. А ее улыбка… о-о-о! Эта улыбка как бальзам на душу человека, уставшего от дирольных оскалов из рекламы. Почему же она предает Фусе? Потому что тварь? Хинми характеризует девушку кратко и жестко: «Такая же «красная шапочка», как и та, что погибла. Кодовое имя Длинноволосая. Настоящее имя Кей Амамия. Много раз была арестована, но ни разу не была осуждена. Настоящая маститая террористка». Почему же тогда она попалась? Ответ дает сама Кей. Девушка просто устала от своей роли, устала настолько, что стало наплевать на дальнейшую судьбу. Вопрос о деньгах даже не ставится: сказано же – она прекрасно понимала, к чему приведет эта интрижка, с самого начала. К чему деньги покойнику? Только рядом с Фусе Кей действительно жива. В иной компании девушка становится обреченно-тихой, незаметной, словно призрак. Если ее в этот момент убрать из кадра, совершенно ничего не изменится. Быть может, у нее и впрямь что-то к Фусе было, как-никак бравый вояка, супермен, загадочный человек, очень лихо вытащил ее из западни в музее. Уверен, согласись Фусе сбежать, она бы выбросила радиомаячок. Но не случилось.


Хинми. Самый неоднозначный герой, хоть его «сказочная» роль вполне определенна. Это охотник. Жизненное кредо – «Смерть врагам». Причем совершенно неважно, каким, хоть «красным шапочкам», хоть «серым волкам». Задумай я создать бригаду СМЕРВ, Хинми стал бы оной из ключевых фигур. Хинми часто лжет, причем не столько окружающим, сколько себе самому. «Мы с ним не одной крови», - говорит он о Фусе, считая «хорошим», безусловно, себя. Но видно, что охотник отличается от волка лишь уверенностью в своем превосходстве… «Почему ты не выстрелил тогда? В чем между нами разница?» - спрашивает Хинми у Фусе. Философские вопросы? Ничуть. Для Хинми это лишь попытка разжалобить бывшего друга. В переводе с русского на русский фраза звучит так: «Не стреляй, пожалуйста, пока я не пальну первым». Хинми также приходится предавать, ведь друг перешел во «враги», и личная приязнь борется с жизненной установкой. Эта борьба закончилась быстро и без видимых моральных терзаний, но значит ли, что ее вовсе не было? Можно вспомнить сцену в тире. Что он говорит Фусе? Сущий бред, который, казалось бы, можно пропустить мимо ушей. Ведь его слова, в основном, действительно можно назвать шелухой. Однако, переведя их с русского на русский, получим: «Тебя подставляют. Брось эту девчонку, и чем скорее, тем лучше». Это его единственная возможность помочь другу и вместе с тем продолжать исполнять роль ревностного служаки. Однако Фусе, к тому времени уже знавший о сговоре, не верит ни Хинми, ни Кей.


Про учителя Фусе говорить не буду. Он настолько харизматичен, что поливать его грязью не получается никак. А похвальные реплики его адрес никто не оценит, да и объективности в такой похвале мало…
Фильм действительно трагичен, а мир мрачен, но это не оттого, что «цербер» Фусе убил Кей. Если вдуматься, он совершил одну-единственную ошибку, которая не каждому покажется ошибкой, но не будь ее, история развивалась бы совсем иначе, быть может, более оптимистично.
Фусе не выстрелил в девочку.
P.S. К чему я все это написал? Да чтобы высказать простую, в общем, мысль. Эту вещь стоит смотреть внимательней: на большинство возникающих вопросов ответы даны в самом фильме.

 

  • 433
  • 0
  • 0
  • 0

Последние комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.